Кадровый потенциал SkyWay – основа новой отрасли экономики

2 марта 2020 г.

«2020 станет решающим для группы компаний SkyWay. Не определяющим, а решающим. Именно в этом году мы планируем, и эти планы реальны, выйти на мировой транспортный рынок с нашей инновационной технологией. Точнее, не просто технологией, а комплексом технологий. Мы создаём транспортно-инфраструктурную отрасль, по потенциалу не уступающую таким отраслям, как авиационная, железнодорожная, автодорожная», говорит генеральный конструктор SkyWay Анатолий Юницкий в первом за текущий год интервью.

Автор струнного транспорта в очередной раз подчёркивает: речь идёт не просто о новом типе автомобиля, паровоза, самолёта или корабля, но о сложном комплексе систем и подсистем. Который, помимо подвижного состава, включает в себя множество компонентов, каждый из которых, в свою очередь, уникален: предварительно напряжённая эстакада, станции, вокзалы и депо «второго уровня», системы безопасности, интеллектуального управления с техническим зрением не только транспортными потоками, но и комплексом в целом, системы энергообеспечения и связи и так далее. Никто в мире ничего подобного ранее не делал. Ведь необходимо охватить всё и сразу. Работать одновременно по множеству направлений, задействовав самые разносторонние ресурсы. Одновременно выполнять проектные, научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. Проектировать и строить шесть тестовых и демонстрационных трасс со всей необходимой инфраструктурой, не только в Беларуси, но и в Объединённых Арабских Эмиратов, только уже в тропическом исполнении. И, конечно, самым главным во всём этом стали те люди, которые делают это. Объединённые общей системой ценностей, организованные в определённую структуру, преследующие единую цель.

Кадровое ядро и «кадровый голод»

На сегодняшний день кадровое ядро SkyWay в основном можно считать сформировавшимся. Организационная структура ЗАО «Струнные технологии», занимающего центральное положение в группе компаний и являющегося его «мозгом», выглядит так, что в масштабе иллюстрации к статье разобрать деталей практически невозможно.

ЗАО «Струнные технологии» насчитывает в своём составе более ста структурных элементов – как в таблице Менделеева. Около шестидесяти конструкторских бюро и отделов заняты исследованиями и разработками в самых различных областях: городской, грузовой и высокоскоростной комплексы с соответствующим подвижным составом – навесным и подвесным, лёгкого, среднего и тяжёлого классов, монорельсовым, бирельсовым и квадрорельсовым, транспортные эстакады принципиально разных типов (гибкая, полугибкая, жёсткая, полужёсткая), электроприводы, расчёты транспортных эстакад и строительных конструкций, прочностной анализ, динамика систем, кузова, компоновка, шасси, электрооборудование, бортовые интеллектуальные системы управления, функционально-системный анализ, оснастка и испытательное оборудование, стрелочные переводы и инфраструктурное оборудование, инженерные коммуникации, электроснабжение, автоматизация, связь и масса всего другого. Отдельно стоит упомянуть опытно-экспериментальное производство, уже готовое к выпуску подвижного состава и элементов путевой структуры мелкой серией.

В настоящее время число сотрудников, включая организации-сателлиты, превышает 1000 человек. Но, с учётом многообразия стоящих перед командой задач и масштаба заявляемых амбиций, этого по-прежнему недостаточно, даже очень мало. Компания продолжает расти, испытывая «кадровый голод». Инженеров уже давно приходится искать, в том числе, за пределами Беларуси, России и Украины.

Аналогов нет, но параллели возможны

Если речь идёт о том, что SkyWay создаёт отрасль, то в продолжение рассмотрения вопроса не помешает определиться с понятием. На Wikipedia оно толкуется как «совокупность предприятий, добывающих, производящих или поставляющих однородную (с близкими свойствами) или специфическую продукцию по однотипным технологиям». То есть, автомобильная отрасль, например, представляет собой множество компаний-производителей машин и комплектующих для них, авиационная – самолётов, и так далее. Все машины похожи друг на друга, как и все воздушные суда. Технология их производства так же схожа, и SkyWay создаёт свою технологию, чтобы в дальнейшем различные предприятия по всему миру могли строить системы струнного транспорта. Миллионы рабочих мест, огромные информационные потоки и объёмы товарообмена, то, о чём и говорил Анатолий Юницкий в одном из ранних обращений к инвесторам – «самый крупный бизнес за всю историю цивилизации». Согласно озвученным планам, в текущем 2020 году подготовительный этап будет завершён и группа компаний перейдёт к решительным действиям, начав свой путь в сфере спроса и предложений. Всё необходимое для того, чтобы рассчитывать на успех, было реализовано всего за несколько лет, усилиями коллектива, на пике насчитывающего 1000 человек. Хотя аналогов нет, но попробовать провести некоторые параллели всё же можно.

Стремительно ворвавшаяся на рынок компания Tesla Motors, ассоциируемая с личностью Илона Маска, потратила на создание своего первого серийного электромобиля не менее пяти лет с 2003 по 2008, израсходовав, по данным телеканала CNBC, более 105 миллионов долларов. На момент проведения IPO в 2010 году в Tesla работало 650 человек. Казалось бы, цифры сопоставимые с теми, что мы видим в случае со SkyWay Анатолия Юницкого, если бы не слишком много «но».

Компания Илона Маска не нуждалась в строительстве тестовых трасс для своей первой машины, не проектировала и не строила дороги и дорожную инфраструктуру и так далее. Да и сам электромобиль был изобретён ещё в 1841 году. К 1899 машину, работающую на тех же принципах, что и Tesla, уже разгоняли до 100 км/ч. При этом инженеры Маска разрабатывали свой автомобиль в согласии с политикой, проводимой штатом Калифорния, где и работали создатели Tesla. Эта часть США является самой загазованной. Поэтому здесь ещё в 1996 году, задолго до продукта, созданного Tesla Motors, появились первые серийные электрокары, не многим уступавшие детищу американского миллиардера по характеристикам. Соответственно, была поддержка со стороны государства. В итоге, разница между тем, что делает SkyWay и тем, что реализовал весьма успешный автопроизводитель на этапе создания первого продукта и выхода на рынок – разительна.

SkyWay – на 100% инновация, в момент зарождения идеи не имевшая за собой ничего, кроме опыта производителей и разработчиков других, принципиально отличных видов транспорта, инфраструктуры и так далее. И если создатели Tesla могли многое заимствовать из других машин, в том числе электромобилей, для которых уже были созданы электродвигатели, трансмиссия, зарядные устройства, инверторы и прочее, то разработчикам SkyWay пришлось практически всё делать «с нуля», либо фундаментально перерабатывать имеющиеся к тому моменту решения. При этом речь шла не только и не столько о подвижном составе, сколько о дорогах и всём остальном, входящем в транспортные комплексы. Делается же это без какой-либо поддержки властей, вопреки нападкам СМИ, под влиянием которых многие специалисты отказываются идти на работу в SkyWay, за меньшие деньги (75 миллионов долларов на день написания статьи), в сопоставимые сроки и количеством людей лишь немного более того, что разрабатывало одну единственную машину Tesla Roadster.

В то время как компания Илона Маска к моменту выхода на рынок создала всего один автомобиль, SkyWay спроектировано и изготовлено на собственном производстве 12 более сложных машин – грузовых и пассажирских, городских и междугородных, скоростных и высокоскоростных, подвесных и навесных, вместимостью от 2 до 200 пассажиров и грузоподъёмностью от 2 до 35 тонн. Ещё 4 модели, в том числе в тропическом исполнении, находятся в работе. И это только одна из составляющих комплекса.

Отдельного рассмотрения заслуживает деятельность ЗАО «Струнные технологии» по проектированию и строительству струнных эстакад. Здесь, как и в случае с подвижным составом, налицо и уникальность выполняемых работ, и разнообразие реализуемых решений. Каждый элемент конструкции эстакад – анкерные и промежуточные опоры, предварительно напряжённая путевая структура – разработан впервые в мире. При этом, реализованы разные типы рельсо-струнной путевой структуры, имеющие собственные спецификации и сферы применения: навесная, подвесная, монорельсовая, бирельсовая и квадрорельсовая, четырёх принципиально различных типов – гибкая, полугибкая, жёсткая и полужёсткая. Это как в мостах: они могут быть балочными, висячими, вантовыми, в виде ферм и так далее.  Процесс создания документации и строительство этих конструкций можно сравнить с деятельностью организаций, проектирующих мосты, путепроводы и эстакады. Обычно штат в таких компаниях – это сотни, а иногда и тысячи человек.

Например, в компании Foster and Partners, проектировавшей относительно небольшой (всего 325 метров в длину с максимальным пролётом 144 метра), но знаменитый Мост Тысячелетия в Лондоне, работают более 1300 человек. При таких ресурсах, подготовка проектной документации на этот объект заняла два года с 1996 по 1998. Ещё два года понадобилось на строительство. Открытие моста состоялось в 2000, но уже на следующий день доступ на него был ограничен, а позже и вовсе прекращён из-за того, что строение раскачивалось. Доработка и модификация моста заняли ещё два года – до 2002, когда достопримечательность столицы Туманного Альбиона заработала в штатном режиме. Израсходовано около 24 миллионов долларов США. За меньшее время и меньшие деньги проектная организация Анатолия Юницкого воздвигла шесть транспортно-инфраструктурных комплексов и входящих в их состав рельсо-струнных эстакад общей протяжённостью около 3,5 км, по которым в автоматическом режиме осуществляет перевозку пассажиров и грузов подвижной состав, где есть станции и депо, разворотные кольца и так далее. Что если бы проектировщикам Моста Тысячелетия необходимо было бы, помимо моста, создать всё перечисленное? Кому известно, какие сроки и какие бюджеты на это потребовались бы? Кстати, и свой вариант моста разработчики SkyWay также предложили.

Ещё одна важная составляющая создаваемых ЗАО «Струнные технологии» транспортных комплексов – это инфраструктура «второго уровня»: станции, вокзалы, депо, грузовые терминалы, стрелочные переводы, разворотные круги, оборудование, а также инженерные сети – линии электропередач, контактная сеть, водопровод, канализация, связь. Эту работу можно сравнить с деятельностью проектных институтов аналогичного профиля. Число сотрудников здесь обычно гораздо больше, чем в архитектурных бюро, опыт одного из которых мы рассмотрели выше. Например, в компании Bilfinger, в консорциуме с двумя другими крупными европейскими компаниями выполнявшей схожие функции в рамках проектирования и строительства 14-километровой трамвайной линии в Эдинбурге, работают около 36 000 сотрудников. Несмотря на это, подготовка документации и строительство указанного комплекса длились с 2008 по 2014 год, с нарушением сроков по контракту на три года, и обошлись более чем в миллиард долларов – в два с лишним раза дороже, чем планировалось изначально. И, хотя понятно, что данный проект был не единственным для компании, тем не менее, цифры позволяют составить представление о задействованных в его выполнении ресурсах. По причине инновационности проектируемых комплексов, сложность решаемых SkyWay задач сопоставима с тем, что было проделано Bilfinger в описанном случае, объём – не многим меньше. При этом управление проектных работ SkyWay насчитывает на сегодняшний день всего 83 специалиста.

Разрабатываемые специалистами SkyWay интеллектуальные системы управления – ещё один повод для гордости. Как и всё прочее, они создаются за меньшее время и деньги, чем у конкурентов, с задействованием минимума сотрудников. Речь идёт о сложном комплексе, включающем адаптивную систему маршрутных заданий, систему позиционирования, машинное зрение и бортовую интеллектуальную систему управления, систему управления функциональным оборудованием и много других составляющих. Производимый SkyWay в этих областях продукт по многим параметрам превосходит системы, используемые на современном железнодорожном транспорте. Сравним же ресурсы, затрачиваемые на развитие в этом направлении.

Во французской компании Thales, участвовавшей в создании систем управления, сигнализации, безопасности и прочее для железнодорожных линий и линий метро в Великобритании, ОАЭ, Индии, Сингапуре, Вьетнаме и Турции, работает свыше 80 тысяч сотрудников. Компания Siemens, так же работающая на рынке автономных систем управления, насчитывает в своих рядах более 366 тысяч сотрудников. Транспортом здесь заняты около 34 тысяч человек. И, хотя точного числа инженеров, задействованных в разработке интеллектуальных систем найти не удалось, известно, что на связанные с этим цели компания в 2016–2018 годах израсходовала свыше 20 миллиардов долларов США, ещё большие суммы запланировано инвестировать в развитие данного направления в период с 2020 по 2022. Научно-исследовательской и опытно-конструкторской работой в компании занято более 45 тысяч сотрудников, только в 2019 году сюда было направлено почти 6,3 миллиарда долларов. В том числе и благодаря вкладам в интеллектуальный капитал и кадровый актив, капитализация Siemens не так давно достигала 95 миллиардов долларов.

Как оценивают интеллектуальный капитал и кадровый актив

Для оценки интеллектуального капитала, основу которого составляют кадры, часто применяют коэффициент, в самом общем смысле представляющий собой отношение рыночной стоимости компании к цене её активов (зданий, сооружений, оборудования и так далее – всего, что может быть формально оценено). Рыночная цена может быть определена на основе данных о её капитализации, опирающихся на оценки фондового рынка, однако, окончательная стоимость фирмы становится ясна лишь при покупке её другим участником рынка.

В 1988 году компания Philip Morris купила фирму Kraft за 12,9 миллиардов долларов США. Цена принадлежавших Kraft зданий, сооружений и запасов составила лишь 1,3 миллиарда долларов, а оставшаяся часть денег (11,6 миллиардов) – это цена торговой марки, связей, маркетинговых возможностей, и – основное – квалификации 51 тысячи работников. Таким образом, нематериальная часть в стоимости компании составила 90%, а упомянутый коэффициент –  9,9. Чем более наукоёмким является бизнес, тем больших значений может достигать данный показатель, получивший название по фамилии автора – коэффициент Тобина. В 1960–1970 его средняя величина равнялась 1–2. С начала 1980-х начала резко расти, так, что к началу 2000-х достигла 6–7.

Для некоторых компаний в сфере производства программного обеспечения и интернет-технологий, коэффициент Тобина может достигать нескольких сотен. Это значит, что при оценке рыночной стоимости таких фирм материальные активы практически не принимаются в расчёт. Главным фактором выступает интеллектуальный капитал.

На сегодняшний день три самых дорогих компании мира – это Apple (капитализация – 961,3 миллиарда долларов США), Microsoft (капитализация – 946,5 миллиардов долларов США), Amazon.com (капитализация – 916,1 миллиарда долларов США). Все они работают в сфере производства компьютерной техники, программного обеспечения и интернет-технологий. Материальные и нематериальные активы Apple оцениваются в 338 миллиардов, почти в три раза меньше условной рыночной стоимости. Активы Microsoft – 286,6 миллиардов. Активы Amazon – 199 миллиардов. Последняя обладает самым высоким условным коэффициентом Тобина из тройки лидеров. Ещё раз подчеркнём, что приведённая оценка активов, включает не только материальную, но и нематериальную составляющую (патенты, права на товарные знаки, франшизы и т. п., а также права на использование программного обеспечения и прочее). Но, даже с учётом этого, основная часть стоимости указанных фирм определяется прогнозами о развитии рынка и их интеллектуальным капиталом – читай кадрами.

Гораздо большее значение, чем в случае с корпорациями-гигантами, играет интеллектуальный капитал и кадровый актив при оценке стартапов. Здесь, зачастую, материальные факторы вообще могут не приниматься в расчёт в связи с незначительностью их объёма или роли. Грубо говоря, стартап, может представлять собой небольшую команду профессионалов, сгенерировавших некоторую коммерчески перспективную идею и обладающих необходимыми знаниями и опытом для её воплощения. Материальные активы могут ограничиваться компьютерами и каким-нибудь непритязательным помещением, вроде гаража, в котором работают люди. Иногда такие компании продаются и покупаются за огромные деньги.

В 2018 году компания Red Hat (разработчик программного обеспечения) была приобретена за 33 миллиарда долларов, CA Technologies (анти-вирусное программное обеспечение и интернет-безопасность) – за 18,9 миллиарда. В 2019 за 4 миллиарда была куплена компания Honey (разработчик браузерных расширений), в 540 миллионов покупатель оценил стартап под названием Scout – облачный сервис для помощи в корпоративных закупках. Все эти компании не имеют ни производственных цехов, ни месторождений полезных ископаемых – ничего подобного. Офис и оргтехника – вот практически все материальные активы. Основную же ценность в современном мире всё чаще представляют квалифицированные кадры, создаваемые и развиваемые ими ноу-хау и интеллектуальная собственность, лежащая в основе продукта с высокой добавленной стоимостью. Именно в эти активы инвестирует сегодня SkyWay, постоянно увеличивая и оптимизируя свой кадровый состав, привлекая лучших профессионалов и обеспечивая все необходимые условиях для их дальнейшего роста и самореализации (приобретение современного программного обеспечения и оргтехники, покупка и оборудование комфортных помещений для работы, внедрение актуальных методологий и обучающих программ). Вместе с тем, «не числом, а умением» берут создатели струнного транспорта.

В чём секрет успешного развития SkyWay

Даже из небольшого числа представленных в статье сравнений видно насколько уникален опыт SkyWay и насколько многое удалось сделать разработчикам и генеральному конструктору Анатолию Юницкому при минимуме затраченных ресурсов: временных, финансовых, человеческих. При всей сложности и многообразии стоящих перед группой компаний SkyWay задач, достигнутые результаты говорят об их выполнимости. Транспортно-инфраструктурные комплексы SkyWay – реальность. Более того, они представлены в различных конфигурациях и спецификациях. Ещё важнее, что есть команда, уже сегодня способная проектировать, строить и совершенствовать системы перевозок будущего в любой точке планеты, адаптируясь под самые разнообразные и строгие требования со стороны заказчика. Таковы факты. В чём же состоит тайна столь успешного развития?

Цитата, приписываемая Аврааму Линкольну: «Дайте мне 6 часов, чтобы срубить дерево, и я потрачу 4 часа, чтобы наточить топор». То, что на сегодняшний день достигнуто группой компаний SkyWay было бы невозможно без обширной научной базы, выстраивавшейся автором и генеральным конструктором инновационных транспортных комплексов Анатолием Юницким на протяжении многих десятилетий, начиная с 1977 года. Речь идёт о полноценных научной и инженерной школах, становление которых, можно разделить на четыре условных этапа:

  • оформление концепции и определение фундаментальных принципов функционирования струнных транспортных систем (1977 – 1989);
  • разработка исследовательской программы, теоретическая проработка основных составляющих транспортных комплексов, анализ их конструктивных вариантов, исследования динамических и статических аспектов функционирования систем математическими методами (1989 – 2000);
  • создание полномасштабной модели и экспериментальное подтверждение работоспособности струнного транспорта, дальнейшая инженерная проработка и совершенствование комплексов струнного транспорта первого, второго и третьего поколений, обоснование экономических и социальных преимуществ, связанных с его массовым внедрением (2000 – 2014);
  • разработка коммерческого продукта (с 2014 по настоящее время).

Формируемая Анатолием Юницким команда выступает носителем уникальных знаний и опыта, детально проработанной системы научных и инженерных взглядов и методов, выступающих в качестве основы технологии SkyWay и той отрасли экономики, которая будет формироваться в результате вывода продуктов группы компаний на рынок. Данный актив, безусловно, самое ценное, что есть у SkyWay на сегодняшний день, так как без него никакие станки и прочее оборудование не позволят строить комплексы струнного транспорта. Вот, что об этом говорит Анатолий Юницкий.

«В Беларуси создан мозг и главные мышцы технологии SkyWay. Её научная, производственная, инжиниринговая и демонстрационно-сертификационная составляющие […] Я могу с гордостью сказать, что за очень короткий срок «с нуля» мне удалось создать самую мощную инженерную школу Беларуси […]

Должен отметить, что при работе за рубежом мы поняли, я понял, в первую очередь, что самое главное для тех, кто принимает решение об адресных заказах. Важнее всего – кадровый потенциал, кадровый актив […], который я оцениваю более чем в 2 миллиарда долларов».

ЗАО «Струнные технологии» – сердце научной и инженерной школы Юницкого. Однако, работа ведётся и независимо от компании целым рядом других организаций и учёных энтузиастов. К работе, в той или иной степени, уже подключились Академия наук Беларуси, Белорусский национальный технический университет и Белорусский государственный университет транспорта, Российский университет транспорта (МИИТ), с которым ещё в 2017 году было подписано соглашение о комплексном сотрудничестве, Нижегородский архитектурно-строительный университет и Уральский федеральный университет (УрФУ), Словацкий технический университет (СТУ), Британский технологический институт Вессекса. Перечень далеко не полный.

 

Одним из главных центров проведения исследований стал Инновационный центр SkyWay в ОАЭ, вошедший в состав Научно-исследовательского технологического парка Шарджи (SRTI). Здесь в будущем планируется создать институт SkyWay. Свой вклад в развитие идей Юницкого вносят видные учёные, в отдельных случаях разработки и опыт инженера становятся основой проведения исследований в областях, напрямую не связанных с транспортом. В 2019 году SkyWay вошёл в число экспертов программы ООН в области устойчивого развития.


Источник: rsw-systems.com